ФИНАНСОВАЯ СИБИРЬ
661185 Новосибирск, ул. Свердлова, 19
телефон/факс (383) 225-45-84, 226-83-76

о компанииновостиуслугипартнерыконсультации онлайнконтакты
на главнуюО компании

О компании

Общество с ограниченной ответственностью «ФИНАНСОВАЯ ЭКСПЕРТИЗА» ООО «ФИНЭКС»

ООО «ФИНЭКС» - комплексные решения проблем бизнеса клиента

Наш адрес: 630015, г. Новосибирск, ул. Гоголя, 235/1
Телефон/факс: (383) 208-15-21, 208-13-69, 279-08-88
E-mail: finex@sibmail.ru

Проезд: всеми видами транспорта до ост. "Гостиница "Северная"

Офис-менеджер - Абрамова Наталья Анатольевна

  • Аудит
    Ведущий бухгалтер-аудитор
    - Вахитов Халит Гатиятович
  • Оценочная деятельность
    Ведущий специалист - Нечаев Владимир Владимирович
  • Бизнес-планирование и инвестиционные проекты
    Фадейкин Георгий Алексеевич

Написать нам:

*Ваше имя:
*e-mail:
*Кому:
*Текст сообщения:
* обязательные поля

далее...

Каталог



Каталог стрел, причем одни, преследуя эллинов спереди, обрушили на них стену, а другие окружили со всех сторон. 226. Из всех этих доблестных лакедемонян и феспийцев самым доблестным все же, говорят, был спартанец Диенек. По рассказам, еще до начала битвы с мидянами он услышал от одного человека из Трахина: если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдет затмение солнца. Столь великое множество стрел было у персов! Диенек же, говорят, вовсе не устрашился численности варваров и беззаботно ответил: "Наш приятель из Трахина принес прекрасную весть: если мидяне затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени". 227. Такие и подобные достопамятные слова, по рассказам, говорил лакедемонянин Диенек. А после него самыми доблестными, говорят, были два брата – Алфей и Марон, сыновья Ореифанта. Среди феспийцев же особенно отличился один, по имени Дифирамб, сын Гарматида. 228. Погребены же они на том месте, где они пали. Им и павшим еще до того, как Леонид отпустил союзников, поставлен там камень с надписью, гласящей: Против трехсот мириад здесь некогда бились Пелопоннесских мужей сорок лишь сотен всего. Эта надпись начертана в честь всех павших воинов, а лакедемонянам особая: Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне, Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли. Эта надпись в честь лакедемонян, а прорицателю вот какая: Славного это могила Мегистия, коего миды Некогда тут умертвили, бурный Сперхей перейдя. Ведал преславный гадатель грядущую верную гибель, Но все же не захотел Спарты покинуть царя. Этими надписями и памятными столпами, кроме надписи в честь прорицателя, почтили павших амфиктионы169. Надпись же в честь прорицателя Мегистия посвятил ему Симонид, сын Леопрепея, в память о дружбе. 229. Рассказывают, что двое из трехсот [спартанцев] – Еврит и Аристодем – оба могли бы остаться в живых, если бы были единодушны, и возвратиться в Спарту (они были отпущены Леонидом из стана и лежали в Альпенах, стра дая тяжелым глазным недугом). Или же, не желая вернуться на родину, они могли бы по крайней мере умереть вместе с остальными. Хотя им открывались обе эти возможности, но они не достигли взаимного согласия, разойдясь во мнениях. Еврит, узнав о том, что персы обошли гору, потребовал свои доспехи. Затем, облачившись в доспехи, он приказал илоту вести его к бойцам. Илот провел Еврита в Фермопилы, но потом бежал, а Еврит попал в самую гущу схватки и погиб. Аристодем же не имел мужества [умереть] и остался жив. Если бы вернулся только один Аристодем больным в Спарту или оба они вместе, то, думается, спартанцы не стали бы гневаться на него. Теперь же, когда один из них пал, а другой (выставив ту же причину в свое оправдание) не захотел умереть, спартанцы неизбежно должны были сильно озлобиться на него. 230. Таким-то образом и с такой оговоркой, гласит одно предание, Аристодем прибыл в Спарту невредимым. Другие же рассказывают, что его послали вестником из стана и он мог успеть к началу битвы, но не пожелал этого, а, умышленно задержавшись в пути, сохранил себе жизнь. Между тем другой гонец (его товарищ) подоспел к сражению и погиб. 231. По возвращении в Лакедемон Аристодема ожидало бесчестие и позор. Бесчестие состояло в том, что никто не зажигал ему огня и не разговаривал с ним, а позор – в том, что ему дали прозвание Аристодем-Трус. Впрочем, в битве при Платеях Аристодему удалось совершенно загладить тяготевшее над ним позорное обвинение. 232. Рассказывают, впрочем, что в живых остался еще один из этих трехсот, по имени Пантит, отправленный гонцом в Фессалию. По возвращении в Спарту его также ожидало бесчестие, и он повесился. 233. Между тем фиванцам во главе с Леонтиадом пришлось в силу необходимости некоторое время сражаться заодно с эллинами против царского войска. Увидев, что персы берут верх и теснят отряд Леонида к холму, фиванцы отделились от лакедемонян и, простирая руки, пошли навстречу врагу. Фиванцы заявляли – и это была сущая правда, – что они всецело на стороне персов и с самого начала дали царю землю и воду, а в Фермопилы они пришли только по принуждению и

 
Все права защищены 2007-2018 www.Fin-Sib.ru | Дизайн и продвижение: «4 элемента рекламы» | карта