ФИНАНСОВАЯ СИБИРЬ
661185 Новосибирск, ул. Свердлова, 19
телефон/факс (383) 225-45-84, 226-83-76

о компанииновостиуслугипартнерыконсультации онлайнконтакты
на главнуюО компании

О компании

468065118 - онлайн-консультации

Вопрос. Банк самостоятельно ведет реестр акционеров. Нужно ли отражать данные операции на счетах депо (акции выпущены в бездокументарной форме) ?
Ответ. Согласно п. 11 Части III Правил ЦБ РФ № 205-П на счетах депо учитываются ценные бумаги, переданные кредитной организации ее клиентами:
- для хранения и (или) учета;
- для осуществления доверительного управления;
- для осуществления брокерских операций;
- для осуществления иных операций;
- а также ценные бумаги, принадлежащие кредитной организации на праве собственности или ином вещном праве.
Ведение реестра акционеров не является учетом ценных бумаг и, следовательно, не попадает под указанные критерии.
Таким образом, данные операции не требуется отражать по счетам депо.

Вопрос. Можно ли документы по срочным операциям сшивать и подсчитывать вместе с документами по внебалансовым счетам ?
Ответ. Правила № 205-П не содержат однозначного ответа на вопрос, являются ли счета по учету срочных сделок внебалансовыми. С одной стороны название раздела «В» говорит от том, что счета раздела «Г» не являются внебалансовыми. С другой стороны, в ряде случаев (п. 1.19, 1.20 Части I) счета раздела «Г» относятся к внебалансовым.
По нашему мнению, поскольку формулировка п. 4.7 Части III Правил делит бухгалтерские документы на балансовые и внебалансовые, счета раздела «Г» можно считать внебалансовыми.
Поскольку нормативными документами не предусмотрено требований об отдельном сшиве и подсчете документов по срочным операциям, их можно сшивать и суммировать вместе с операциями по счетам раздела «В» и сумму по срочным операциям включать в общую сумму по внебалансовым операциям.

Вопросы, возникающие при составлении отчетности по МСФО

Актуально:

Мнения:

далее...

Термины 1



Термины 1 Осторожнее. Торн имеет множество ушей, и не все расположены у него на голове. - Верно, - кивнул стражник. - Пойдем-ка отсыпаться, нечего здесь торчать. Они ушли. Вокруг меня плескалась холодная вода, над головой просыпался Гритон-Сдраул, а я... А что я?! Что я?! Однажды уже мне... Нет, не о том. Ведь все равно мне не удастся вытащить его оттуда. Тройное кольцо охраны. Куда уж мне, муха не пролетит. Довольно! - прочь отсюда, прочь, потому что сейчас все проснутся, кто-то обязательно заглянет в колодец, и тогда позовут Падальщика, и он... и я... а-а-а... Что-то больно ударило по голове, и Ренкр проснулся. Оказалось, дверь его камеры открыли, и он попросту выпал оттуда, рухнул на каменный пол коридора - потому что спал, прислонившись к этой самой двери. Грубым рывком ему помогли подняться на ноги. Оказалось, вчерашний горбун. Как бишь его? Ах да, Вари. - Пошли, красавчик, - хмыкнул гном, - тебя ждут. Горбун долго вел пленника полутемными коридорами с дверьми в стенах. Из-за некоторых доносились дикие вопли, когда Ренкр и Властитель проходили мимо; кое-где слышались проклятия, стоны, хохот. С ужасом альв подумал о том, какие звуки издавал бы он сам, просиди некоторое время в этих каменных гробах. Наконец они вышли на свет. Узкая площадка перед грязными воротами была заполнена стражниками. "Сразу шестеро - это за что ж такая честь?" Тюремщику отдали причитавшиеся ему деньги, после чего повели пленника по улочкам Гритон-Сдраула. Повели быстро, но организованно, и вот - оказались на огромной площади. Она была оцеплена четверным (в последнюю минуту Торн смог на этом настоять, хотя спорить и убеждать пришлось долго) кольцом воинов, теснивших горожан к стенам домов. На самой площади стоял небольшой, наскоро изготовленный помост, куда поднялся Ренкр в сопровождении конвоя. Все остальное пространство оставалось свободным, и парень уже начал догадываться зачем. Все это напоминало ему Хэннал. Не хватало только главного актера, и тот уже приближался, роняя тяжелую тень на крыши домов и на тех гномов, которые не побоялись выйти на улицы. "Что тянет нас всех приобщиться к тайне смерти, увидеть, как улетает, чтобы погибнуть где-то вдали от родных, живое разумное существо? В детстве мы отчаянно рубим высокий бурьян и, глядя, как он падает, взмахивая на прощание мягкими зелеными листами, представляем, что это вовсе не бурьян, что это - альв, гном, тролль, дракон - кто угодно, но обязательно чтобы живой. Потом мы начинаем давить муравьев, мучать стрекозят, до смерти загонять испуганных цыплят - и при этом хохочем, весело размахиваем руками, зовем друзей, чтобы похвастаться своими подвигами. Какими-то ущербными ты сделал нас, Создатель, какими-то неправильными. Вот и сейчас собрались здесь, как на представление, словно детишки, чтобы послушать страшную, но от этого только более притягательную сказку. А потом, когда все закончится, разойдутся по домам, будут цокать языками, качать головами и додумывать, что же со мной произошло потом. Дети. Большие жестокие дети, играющие во взрослых, разумных, мудрых. Но за игрой - все те же растерянные лица. И поэтому бьют: в детстве - бурьян, в юношестве - одногодка-соперника, сейчас - чужеземца. Бьют, потому что можно ударить безнаказанно, можно ударить, а потом попытаться убедить себя, что ты - самый сильный, самый взрослый, самый правильный. И ведь знают, что не убедить, догадываются, что где-то есть другой путь, на самом деле

 
Все права защищены 2007-2018 www.Fin-Sib.ru | Дизайн и продвижение: «4 элемента рекламы» | карта