ФИНАНСОВАЯ СИБИРЬ
661185 Новосибирск, ул. Свердлова, 19
телефон/факс (383) 225-45-84, 226-83-76

о компанииновостиуслугипартнерыконсультации онлайнконтакты
на главнуюО компании

О компании

Общество с ограниченной ответственностью «ФИНАНСОВАЯ ЭКСПЕРТИЗА» ООО «ФИНЭКС»

ООО «ФИНЭКС» - комплексные решения проблем бизнеса клиента

Наш адрес: 630015, г. Новосибирск, ул. Гоголя, 235/1
Телефон/факс: (383) 208-15-21, 208-13-69, 279-08-88
E-mail: finex@sibmail.ru

Проезд: всеми видами транспорта до ост. "Гостиница "Северная"

Офис-менеджер - Абрамова Наталья Анатольевна

  • Аудит
    Ведущий бухгалтер-аудитор
    - Вахитов Халит Гатиятович
  • Оценочная деятельность
    Ведущий специалист - Нечаев Владимир Владимирович
  • Бизнес-планирование и инвестиционные проекты
    Фадейкин Георгий Алексеевич

Написать нам:

*Ваше имя:
*e-mail:
*Кому:
*Текст сообщения:
* обязательные поля

Вакансии 1 / страница 2



Вакансии 1 сказал Эрнест.- Никто до нее пальцем не дотронулся. - Ах, нет? А что вы делаете у нее в спальне? А на физиономию ее посмотрите!- Алиса созрела для истерики. Сильные, хриплые, визгливые звуки вырывались из ее глотки. Волосы свалились на лицо, глаза выкатились и намокли. Губы жестоко сжались, как у боксера, который добивает потрясенного соперника.- Я этого не потерплю! Не хватало еще, чтобы она понесла! Не хватало мне щенков по всему дому! Мы вам отдали свои комнаты, свои кровати! -Да говорят вам, ничего не было!- закричал ей Эрнест. Перед этим бредовым натиском он чувствовал себя совершенно беспомощным. И то, что он ей возражает, звучало для него чуть ли не признанием вины. Он не понимал, что на нее нашло, ему стало муторно от такой несправедливости, и в нем тоже зашевелился гнев. У Нормы был открыт рот, ей передался микроб истерии. Она дышала шумно и при каждом вздохе подвывала. Ее руки выкручивали друг дружку, словно хотели наломать. Алиса надвигалась на Норму, сжав правую руку в кулак, и не по-женски: пальцы были сложены ровно, костяшками вверх, большой плотно лежал на суставах указательного и среднего. Слова выходили с хриплым клокотанием: - Вон отсюда! Вон из дома! Вон, под дождь! Алиса подступила к Норме, Норма попятилась, и у нее вырвался испуганный визг. За дверью послышались быстрые шаги и - окрик Хуанах - Алиса! Она замерла. Рот у нее тоже открылся, в глазах возник страх. Хуан медленно вошел в комнату. Большие пальцы он зацепил за карманы комбинезона. Он приближался к ней легко, как кошка подкрадывается к добыче. Золотое кольцо на обрубке пальца тускло блестело в свинцовом свете из окна. У Алисы вся ярость превратилась в страх. Она съежилась, отступила, отошла за кровать, очутилась в тупике, допятилась до стены и там замерла. - Не бей меня,- прошептала она.- Пожалуйста, не бей. Хуан подошел к ней вплотную, его правая рука медленно протянулась к ее руке и взяла повыше локтя. Он смотрел на нее - не сквозь нее и не мимо. Он мягко повернул ее, провел по комнате и за дверь и закрыл дверь, оставив Эрнеста и Норму вдвоем. Они смотрели на закрытую дверь почти не дыша. Хуан подвел Алису к двуспальной кровати, мягко повернул, и она осела, как калека, повалилась на спину, бессмысленно глядя на него. Он взял подушку С изголовья и подложил ей под голову. Его левая рука-с обрезанным пальцем и кольцом - ласково погладила ее по щеке. - Ничего, сейчас успокоишься,- сказал он. Алиса накрыла лицо руками крест-накрест и зарыдала - хрипло, придушенно, без слез. ГЛАВА 5 Бернис Причард, ее дочь Милдред и мистер Причард сидели за столиком справа от входа. Эти трое здесь сблизились. Старшие - потому, что чувствовали себя в каком-то смысле осажденными, а Милдред - из покровительственного чувства к родителям. Она часто удивлялась, как родители выжили в этом грешном и буйном мире. Она считала их наивными и беззащитными детьми, и в отношении матери была отчасти права. Но Милдред забывала о детской прочности, устойчивости, о простодушном упорстве - добиться своего. И Бернис обладала такой прочностью. Она была довольно миловидна. У нее был прямой нос, и она так давно носила пенсне, что оно даже повлияло на его форму. Верхняя, хрящевая часть носа не только утончилась из-за пенсне, но и приобрела два красных пятнышка на местах, куда жали пружины. Глаза у нее были фиалковые, близорукие, что придавало ее взгляду милое затаенное выражение. Она была изящная и женственная и одевалась чуть старомодно. Носила иногда жабо, старинные брошки. Блузки - всегда с кружевом, с мережкой, с безукоризненно свежим воротничком и манжетами. Употребляла лавандовую воду, отчего ее кожа, одежда и сумочка всегда пахли лавандой и еще другим, почти неуловимым кисловатым запахом, который был ее собственным. У нее были красивые ноги от щиколоток и ниже, и она обувала их в очень дорогие туфли, обычно лайковые, на шнурках, с бантиком на подъеме. Рот у нее был вяловатый, детский, мягкий, довольно бесхарактерный. Разговаривала очень мало, но в своем кругу слыла человеком добрым и проницательным: первое - благодаря тому, что говорила о людях только хорошее, даже о незнакомых, второе - благодаря тому, что не высказывала общих соображений ни о чем, кроме духов и еды. Соображения других выслушивала с тихой улыбкой, как бы извиняя им то, что у них есть соображения. На самом деле она их не слушала. Было время, Милдред плакала от ярости, когда мать встречала этой понимающей, извиняющей улыбкой ее

 
Все права защищены 2007-2018 www.Fin-Sib.ru | Дизайн и продвижение: «4 элемента рекламы» | карта